Ташша
название: Под запретом
автор: КутТашшша
фэндомы: Block B
статус: В процессе написания.
дисклеймер: а может так оно и было- а не моя больная фантазия(шутка)
рейтинг: NC-17
пейринг/персонажи: Джехё/Зико, Кён/Зико, Мино/ Зико, ну и кто там чего рассмотрел еще))
жанры:Занавесочная история
тип: Слэш.
предупреждения: Нецензурная лексика
описание: В основе этого фика много реальных событий... много домыслов, много размышлений и просто конечно фантазий...
Это история людей... которые решают, что им важно в их жизни. страмятся к своим целям, жертвуют многим, но и обретают не меньше... Вечный вопрос любовь или слава...
комментарий: Это мой первый фик... Не знаю почему решила писать именно этот фандом( не скажу что я ярая фанатка БлокБи.. и уж тем более Джехе- к которому равнодушна, в отличие от лидера..) НО! на меня глубоко подействовала та ситуация перед концертом, встреча Мино и Зико... когда все плакали... Ну и закрутилось как то...))) кстати сори за ошибки... их море
читать дальше
Часть первая.
Он всегда знал, что будет на этом месте… С самого детства он старался, шел к своей мечте, создавал себя… Его тщеславность, самолюбие двигало его вперед и когда один из менеджеров обратил внимание на его фотографии, сделанные самим же Аном в туалете и прислал приглашение в агентство, он не был удивлен, но конечно рад. Потом еще годы тренировок уже в агентствах, отказы, критика, от которой хотелось вешаться… Агентство выпускало группу за группой, а его все не включали ни в один состав— то он слишком слащав, или наоборот не достаточно ярок, то голос слабоват, то двигается не особенно… Он не дотягивал по всем параметрам, хотя имел внешность(он был поистине ей доволен, да черт возьми он красив!), голос(и он был очень даже, столько тренировок то!), танцы?.. ну может быть за это и справедливо судили… Он начал сдаваться, впадать в депрессию… возможно это и не его?
Но вдруг все меняется… Его снимают прямо с танцевальной тренировки. В кабинет он входит предварительно постучав, менеджер улыбается, а за столом сидит мужчина в костюме и перебирает страницы в папке, Ан сразу улавливает взглядом свою фотографию… Ан кланяется, здороваясь и мужчина поднимает на него глаза словно сравнивает со снимком… Джехе понимает, что проигрывает собственному изображению! Он в тренировочном вытянутом костюме с разводами пота, с закатанными штанинами и конечно небритыми ногами(!), отросшие волосы во все стороны, ну и мешки под глазами от недосыпа… Короче он весь бледнеет, а рука непроизвольно тянется поправить волосню…
— Мда…— протягивает мужчина и Ан понимает, что на нем окончательно ставят крест, резко поплохело!.. – Мистер Ан собирайте вещи.— ну все… перед глазами Джехё окончательно все плывет…— Я жду вас у выхода.
— В смысле?..— выдавливаетАн.
— Мистер Ан вас берут в состав новой группы.
Джехё уже плохо соображает, он даже не до конца верит… но несется и скидывает вещи в дорожную сумку, судорожно и половину оставляя там же в комнате на полу… Эйфория захватывает его в машине, он не может прекратить по идиотскиулыбаться, его новый продюсер мистер Чо сидит на переднем сиденье, рядом с водителем и говорит:
— Сразу говорю, буду тебя звать по имени и наты, ты еще совсем пацан и нам с тобой пахать и пахать, чтобы хоть что то из тебя слепить. Тебе очень повезло Джехё,— он ухмыляется.— ты вступишь в группу, которая уж точно всколыхнет общество.
— Почему именно… я?— тихо спрашивает Ан дрожащим голосом. В их агентстве он уж явно не «самый талантливый», сколько уж ему это внушали то.
— В моей группе уже есть все таланты,— ухмыльнулся мистер Чо.— сильные голоса, отменные танцоры, композиторы…— улыбка Джехе сползает от непонимания.— А еще есть дебилы, дети недоделанные, клоуны…— уже как бы про себя ворчит продюсер.— Но!— снова воспрялЧо.— Ты станешь «лицом» группы.— на этом самом лице Ана и отразилось удивление.— Короче у тебя роль главного «красавчика», смазливого такого, для отвлечения внимания от некоторых… придурков. Ну ты не расстраивайся ты и петь будешь и танцевать, просто тебе в этом уже точно некоторых из команды не переплюнуть, но ты старайся, а вдруг…
Чувства у Джехё были смешанные… то ли радоваться, что его наконец то все таки «подобрали»… хотя фиг знает куда… то ли разочароваться во всей своей жизни и принять как должное, что он и манекеном мог всю жизнь работать, только одним своим лицом…
Ан боится задавать вопросы и спугнуть «удачу», или даже просто проснуться… Они останавливаются у серой высотки и едут в лифте в напряженной тишине.Джехёне понимает где они, когда идут по коридору, по которому снуют люди.
— Пио.— окрикивает кого то Чо, парень оборачивается и Джехё кажется, что на них надвигается шкаф… такой, с антрисолькой… но тут он улыбается, широко и как то по детски.
— Мистер Чо!— радостно кланяется парень.
— Это макне.— говорит продюссер кивая на парня и Джехё зависает, с трудом переваривая информацию и никак не в силах состыковать факты. Парень тем временем подмигнул, весело переминаясь с ноги на ногу.— Не удивляйся, у нас группа вообще… неправильная. Пио,— это он уже опять «макне».— собери всех ребят… возьми с собой Джехё, заодно покажешь кто есть кто.
— Слушаюсь!— фонтанировал мальчишка позитивом.— Пошли хён!— Джехё охренел… хён?! Сколько этому «макне»?! Выглядит он уж точно не младше самого Ана… хотя это его поведение и мимика…
— Жду вас в кабинете.— сказал Чо и скрылся за одной из дверей.
— Хё-ён!— голос,кстати у макне необычный, такой мужской и взрослый… с хрипотцой… что то насчет пения Джехе засомневался насчет парня… да и танцор видимо из макне… судя по его «пластики», как… короче шкафы вообще так то не танцуют… Что за странная группа?!— Хён,— не унимался пацан.— ты такой…— Джехё весь сжался внутренне, уже готовый к критике даже от пацана младше себя и подбирая слова как и куда пошлет его в ответ.— такой красивый!— Ан поперхнулся.Макне восхищенно рассматривал Джехе, тому даже стало как то неуютно.— Реально ведь!
— Эм…— ему не дают даже ответить, как Пио втаскивает его в комнату, они оказываются в полумраке… в звукозаписывающей студии и у Джехе перехватывает дыхание. Он всегда мечтал тут оказаться! Всю свою жизнь он стремился оказаться именно в подомном месте… тут даже атмосфера иная! Он грезил быть там, по ту сторону стекла, где сейчас стоял невысокий невзрачный мальчик и… пел… его голос поразил Ана и теперь то он понял, что все серьезно и певец, как минимум один, в группе есть, что радовало!
— Это Тиэль.— сказал тихо Пио, наклонившись к Ану.— Он Поет.— и в самом деле с большой буквы.— Лино передай Тиэлю,что Чо срочно собирает.— это он уже звукорежиссёру, тот отвлекается всего на мгновение, кивает и снова ныряет в свои огромные наушники.— Пошли. Нельзя отвлекать, пока он собрался… а то он такой стеснительный.— ухмыляется макне.
В следующую дверь они заглядывают и замирают оба… В небольшой танцевали студии всего два человека… Гремит музыка и они отрываются!.. По другому это ну никак не назвать! Они словно близнецы— синхронные, дерзкие движения под хип-хоп… они чуть ли не на головах крутятся… Это завораживает… они потные и словно на несгораемых батарейках… интересно сколько они уже здесь.
— Мин, Квон к Чою на ковер!— макнеорет словно пожарная сирена, чтобы перекричать музыку, Джехё чувствует, что глохнет на оба уха и зажмуривается. Парни останавливаются тяжело дыша.
— Ок.— кричит один тот, что с широкой улыбкой, и машет рукой.
— Они танцуют.— говорит Пио, словно Джехе и без этого не понял, ведя Ана дальше.— А сейчас веди себя тихо…— заговорщески сказал Пио, да Джехе не успевал и слова сказать…
Они осторожно и крадучись пробираются в следующую студию, она совсем маленькая и в ней только три человека, в одном Джехё сразу определяет оператора… Они сидят кружком в аппаратной и что то обсуждают, притом двое делают это очень яро и на повышенных тонах, хотя явно не ругаясь… Оператор видимо утомленно просто сидит и ждет результата спора, флегматично попивает кофе, второй— черненький, худой и… какой то весь длинный, пытался образумить третьего… Третий сидел спиной к вошедшим Джехё и Пио, к тому же с капюшоном на голове, что вообще его скрывало, но… сразу было понятно, что именно он тут главный, по атмосфере, по его уверенному голосу, по резким движениям— жестикуляциям…
— Короче Кён ты меня достал!— встает со своего кресла парень в капюшоне.— Идем и делаем, как я сказал, а то я не спал двое суток и ты отлично знаешь, что скоро у меня начнется заплетаться язык и никакого репа, даже херового, ты от меня не дождёшься, но я все такиурою тебя в местном санузле!
— Иногда я жалею, что ты мой лучший друг!— не зло отвечает длинный и идет следом за капюшоном за стекло.
— Я об этом жалею намного чаще…— ворчит второй.
Различить толком второго Джехё так и не может, капюшон натянут чуть ли не на подбородок и видны только подбородок с острыми скулами и пухлые… очень пухлые губы… Парень усаживается на табурет устало и чисто по пацански в потертых джинсах и приближает лицо в микрофону… вдруг облизывает губы… почему то у Джехё перехватывает дыхание… И когда начинается «это», то он понимает наконец, что все Очень серьезно!...
У Ана мурашки, дрожь, вдруг трясутся руки и вообще так… Джехё не любил реп, не слушал и уж точно петь не умел… Но то, что он слышал его поразило… внезапно он воспылал любовью к репу! Его губы, рот, язык двигались так… голос, с четко выговариваемыми буквамиили наоборот с добавлениями своих звуков… это было невероятно! Джехе когда то учил скороговорки,чтобы развить дикцию, так вот— то что он слышал сейчас… он бы точно язык сломал! Раз десять!
Второй— длинный тоже был неплох… но Джехё просто не мог отвести круглых глаз от фигуры в толстовке.
— У меня такая же реакция была на них в первый раз!..— протягивает с пониманием Пио, не отводя глаз от этой двойки за стеклом.— Они как боги репа… я так надеюсь, что когда нибудь смогу быть хоть немного быть равными им…— в голосе макне вдруг нет и намека на веселость, Джехё чувствует его серьезность и понимает. И вдруг Пио хватает микрофон переговорника.— Зи-к-к-о-о!— пародирует макне реп, да так орет, что за стеклом две фигурыаж подбрасывает на стульях.
— Чертов макне! Я урою тебя!— не заставляет себя ждать парень в капюшоне, чуть ли не врезаясь в стекло, забывая про него и видимо желая пробить его тараном.
— Я это чтобы разбудить, а то вы чуть ли не сонно реп читаете!— ни сколько не смущается Пио, но линяет из студии быстро.— Чо ждет в кабинете, срочно!— как бы напоследок, слыша возню, как второй-длинный пытается удержать парня в капюшоне от дальнейших разборок.— Ох, попадет мне…— растянулся Пио в улыбке, явно без угрызений совести.— Это папочка и мамочка….
— В смысле?— спрашивает Джехё, когда они идут обратно к кабинету, и пытается унять дрожь в теле.
— Да, в прямом.
В кабинете за длинным столом уже сидит Чо, два-танцора и певец, к которому сразу и подсаживается Пио, что то ему живо втирая… Джехе усаживается и ждет, на него смотрят с любопытством и с чем то еще… вроде бы как сердито… особенно один из танцоров, тот, что улыбался… В кабинет без стука вваливаются двое последних репера… Ан все так же пытается рассмотреть парня в толстовке, но тот лишь заваливается на сиденье так и не стаскивая свой капюшон, рядом с ним усаживается устало длинный.
— Ну наконец то все в сборе.— говорит недовольно Чо.— Я черт возьми, что должен с собаками вас всех искать?!— рявкнул он так, что почти все на стульях попрыгали… кроме двух… последних реперов.
— Адрес моей прописки назвать?— сухо ответил парень в толстовке.— Херовенькая такая студия в самой жопе этого агентства. И ребята явно тоже не в туалетах дрочили,— у Джехё глаза лезут из орбит.— или нам всем по свистку собираться?— у Ана снова идет дрожь по телу от голоса парня и вообще… от его наглости.
— Это он просто не выспался…— поясняет тихо ПиоАну, Тиэль рядом активно кивает.
— Так, все, закрыли тему.— обрывает Чо.— У нас новый и последний одногруппник.– парень в толстовке вдруг вздрагивает всем телом, и Джехе явственно видит, так как сидит недалеко, как длинных хватает парня в капюшоне за колено и с силой сжимает.— Ан Джехе встань.— он поднимается и почему то не понимает, почему так напрягается один из танцоров, почему так виновато улыбается Пио, почему сжимаются кулаки у репера в толстовке… — Прошу любить и жаловать.
— Симпотяжка ведь правда?!— вставляет свое слово Пио, но замолкает, стул репера отлетает, когда он резко встает и выходит, хлопнув дверью.
— Эм…— длинный встает со своего стула.— Прошу прощения за него. Я Пак Кен, репер этой группы.— кланяетсянеловко он.
— Ма-амочка.— протягивает как то слишком сладко Пио, Кён не злится и даже кивает соглашаясь.— Па-апочка не в духе?— но ловит предостерегающий взгляд длинного— Кёна и замолкает.
— Тот психованный, что сейчас тут устроил сцену, как бы лидер…— Пак как то извиняющее чешет голову.— У Чихо, или Зико.
— Я скоро ему под зад пинок дам, за его поведение!— сердито говорит Чо.
— Ну тогда группы точно не будет.— поднимает одну бровь Кён, видно, что продюсер идет сразу на попятны, но терять «лицо» не хочет до последнего.
— Иди уже приведи его в сознание.
— Я его спать уложу.— улыбается устало Кён и кланяясь уходит.
— Это сведет меня с ума!— тихо стонет Чо и садится.
— Эм… Я Пио!— видимо в надежде разрядить обстановку вскакивает макне, все вздрагивают.— Ну или Чихун. Но лучше Пио! Это круче! Я тоже репер… вроде как…
— Я Тиэль.— поднимается осторожно и как то затравленно щуплый парень.— Я вокалист.— тут же садится.
— Я И Минхёк.-поднимается один из танцоров, тот, что молчаливый и неулыбчивый.— Танцую. Он тоже.— кивает он на соседа, который словно задумавшись все смотрит на дверь, за которой скрылись двое из группы.
— Простите!— вдруг словно очнулся второй и подскочил.— Я Ким ЮКвон!— кланяется и улыбается… но натянуто.
В жизни Джехевсе меняется…до такой степени, что он туго соображает и просто пытается успеть за событиями… Их резко свозят в одно общежитие, притом комнат мало, кроватей еще меньше и Джехё вдруг достается койка именно над лидером. Ан чувствует себя словно в школьном лагере, двухъярусные кровати, готовка тоже на самих жителей… на следующий же день их везут в тренировочные залы по танцам и вокалу… и объявляют, что дебют черед два месяца… УДжехёмандраж, он с круглыми бешенными глазами пытается везде успеть, подстроиться, не быть обузой… дается это трудно. В первый же день он наконец рассматривает таинственного парня в капюшоне, то бишь лидера— он истинный репер, в поведении, мимике и жестах, это у него непроизвольно и в то же время наигранно. Он строен даже в своих мешковатых одеждах, даже тощ, он красив… не так как сам Джехё, совсем не так… но притягивает, даже его заплывшие от недосыпа, или еще чего, глаза и искусанные губы… Он постоянно в шапке, капюшоне или повязке на голове, Джехе как то утром увидел его после душа и понял почему… Им вообще запретили стричься, так как еще не известно что сделают с их имиджем, так что волосы… короче шевелюра лидера стоит дыбом и без лака…
Джехе вдруг понимает что изучил практически всех— застенчивого Тиэля, с кучей комплексов по поводу своей внешности;гиперактивногомакне, совсем не выгладившим этим самым макне, и старающимся со своей внешностью амбала выглядеть милым…Квон, улыбка которого иногда ослепляла, но в тоже время он был очень скрытным, хотя Бибом , молчаливый, задумчивый и томный, давая ему фору… Джехе вообще думал сначала, что они браться… Кён… он был интересен Ану, Пак много болтал, иногда слишком много… но мог урегулировать любую ситуацию, впрочем и не всегда… но старался. Кён пытался в полной мере быть «мамочкой» группы, ему это нравилось… И он все время был рядом с «папочкой»… всегда. Это странно. И неправильно… по мнению Джехе.
Лидер… Лидер… Это был тот человек, за которымДжехе наблюдал всегда и везде, пытаясь чтобы никто не заметил. Это был сгусток энергии! И если в первый день Зико повел себя очень странно и Ан так и не понял всей ситуации, то после лидер вел себя совсем иначе… выспался что ли…
У Чихо или Зико, был однозначно неординарной личностью… Талантливый? Однозначно! Он писал песни, музыку, пел как бог репа, ночевал в студии-следил за каждым согруппником, помогал и советовал, исправлял ошибки… он контролировал даже каждое движение в танце… он был везде незримой тенью. Это и напрягало и успокаивало одновременно.И в тоже время… он был идиотом!! У Джехе волосы дыбом вставали от его выходок, когда в лидере просыпался «ребенок»(чему очень радовался Пио, еще бы— он находил себе напарника! АИ тогда вешались все!). Кён в такие моменты рвал на себе волосы от понимания свой беспомощности, остановить лидера мог только он и то… не всегда. Еще Зико имел странную привязанность, Ан бы никогда не подумал, что взрослый, здоровый(хотя насчет последнего Джехе иногда сомневался, в плане здоровья психологического) может фанатеть от… Китти! Этот розовый персонаж детских девчачьих мультиков был везде на вещах репера! Вплоть до телефона, постельного белья и однажды Ан видел парня в розовых боксерах с этими котятами!
Джехе испытывал неоднозначные чувства относительноЗико… вроде и восхищение, вплоть до дрожи и слюней… и в тоже время иногда по башке хотелось заехать чтоб в ум привести! Ан никогда не представлял что могут быть такие люди… Но говорят же, что талантливые люди всегда с прибабахом!
Утром звонил общий будильник, вставал первый кстати Зико, но только по причине, чтобы ванную быстро занять и сразу снова завалиться спать, притом все это пройдясь по Бибомбу, который(странно почему именно он) спал чуть ли не в обнимку с лидером, то есть рядом, Джехедумал что менеджеры специально так сделали— разместили Кёна и Зико подальше, И Квона и Бомба…
Постоянные тренировки, танцы, пение, Джехё был как выжатый лимон и поражался, как другие это выдерживали, особенно Зико, который отслеживал работу каждого, и частенько приходил в общагу под утро. Кён тоже иногда уходил в ночь к лидеру, с термосом кофе и коньяка… и Джехё почему то ему завидовал.
— Твой голос должен быть более томным.— Ан вздрагивает все телом от сонного комментария Зико, который по ту сторону стекла, но Джехе его чувствует всем телом… словно он тут в кабинке с ним и давит на шею, пытаясь вправить голос.— Ты, черт возьми, секс-машина группы…
— Что?!— глаза Джехё распахиваются от шока.
Зико вытаскивает его из аппаратной, хотя Джехё и не сопротивляется, лидеру вообще бесполезно сопротивляться… он своего добьется любыми путями.
— А теперь слушай.— У Чихо усаживает Ана в кресло в гостевой кабинета Чо… почти полночь и тут никого нет, только они.— Я блять уставший и вообще ты меня даже можешь послать… в данный момент времени у меня не поднимется рука чтобы ответить…— по нему видно, он вымотанный, сонный и вроде даже… пьяный… — Я просто хочу результат блять. Ты должен понять!— он вдруг хватается за плечи Джехе и встряхивает его.— Я та-ак устал, что сил нет, и если мы не доделаем это этой ночью, то я взорву это гребенное агентство и мне уже будет похер… Я та-ак уста-ал…— он вдруг склоняется своей нечесаной, патлатой шевелюрой в плечо Ану.— Эти судебные иски…мои песни…лучше бы я их не писал никогда… Мино… снова мои песни… чертов Кён, который меня держит… — и вдруг он смотрит прямо в глаза, Ан даже весь вздрагивает и замирает, даже не дыша.— Если мы не сделаемЭто, мы проиграем всем и вся! – вдруг четко говорит Зико. – Может для тебя это и не так важно как для меня…
— Я сделаю.— вдруг твердо говорит Ан, лидер смотрит вопросительно.— Я смогу.
Зико ухмыляется слабо и уже через полтора часа записи— в попытке доведения ее до совершенства, Джехе застает аппаратную без звукорежиссера и только со спящим лидером, похрапывающим и растянувшимся в кресле… Джехе вытирает пот, улыбается этой картине, садится рядом и спит в кресле до самого утра… пока не является вездесущий Кён и не будит удивленно:
— Ты чего не спишь в общаге?— спрашивает Пак, вогружая на себя Зико.
— Давай помогу.— зевая говорит Ан и тащил лидера с другой стороны, вдруг видя ревнивый взгляд Кёна.

Джехе нравится спать над лидером, пусть Зико частенько возвращается под утро, но в это самое утроАн может видеть его… спящим… раскинувшимся повсей своей узкой кровати и даже забирая драгоценные сантименты у Бибомба, который спит как бревно, почти не двигаясь, да и вообще не против «захватчика». Ан может часами смотреть на Зико, как тот дрыхнет без задних ног… а спит лидер именно так, словно умер в приятной для него позе… Хочется спуститься, накрыть оголившиеся ступни, подтянуть футболку, которая задралась обнажая подтянутый живот… И лицо… умиротворенное, с желанием выхватить из жизни счастливые минуты, а если повезет, то и часы сна.
В квартире у них вечный бардак, что закономерно в общаге парней, Зико в первое время пытается ругаться(а ругается он смачно, он же репер, с отборным матом— вы когда нибудь слышали мат речитативом?— так вот Джехё пару раз невольно заслушивался!), даже раздавал пенделя и подзатыльники тем, кто не успевал скрыться, но все равно просто не успевал все контролировать… Кён пытался ему помочь, но уж его точно мало кто слушал. Нет, лидера не то, что бы не слушались, его даже уважали (когда он в адеквате), но… все тоже уставали, и просто ленились. Пока как то раз все не пришли и не обнаружили лидера за просмотром своих любимых шоу с бутылочкой пива, а вещи… валяющиеся на асфальте под окнами, после этого стало немного чище… но не сильно. Короче генеральная уборка случалась именно в такие дни, когда на лидера находило «достало», он выкидывал вещи и все хором, в панике неслись подбирать свое «добро» и быстро его прятать от досягаемости Зико.
Джехе в первую же неделю устал чуть ли не драться за ванную… чтобы попасть в заветную комнату, даже в туалет— стоило надорвать голос, разбить руки и чуть не выломать дверь… Ан решил мыться реже, сразу вдруг заработав звание «грязнули группы»!
Готовка… Еще одна отдельная больная тема! Наверно самая больная… Во первых умеющих хоть как то мало-мальски готовить в группе оказалось мизер! Сам Ан честно признался, что не стоит рисковать и экспериментировать с его способностями в этом деле— максимум он может пожарить мясо, ито не факт, что останутся не угли… Лидер сразу поставил на своей кандидатуре крест, заявив, что на кухню не сунется вообще, что и не умеет и не хочет, и вообще все оборзели, его и там еще запрягать, никто спорить с ним не стал… опять же спор с лидером, это пустая трата времени, Зико вас не слышит и только пошлет в ответ на любые претензии, короче лидерский террор. Пришлось остальным распределить обязанности «кухарки» между собой, и если Тиэль, Пио, Кён и Квон наловчились, то после готовки Бибомба группа загнулась животами и вызывали скорую… промывали желудки и чистили туалет… менеджер ругался сильно и почти по Зиковски… видимо наслушался лидера ранее. Сам УЧихо тогда промаялся в больнице дольше всех… он вообще жрал много, был тощ и непонятно куда все девалось… хотя и пахал не меньше. Кён тогда так всех извел своими переживаниями за лидера, что все прокляли Минхёка с его готовкой и последствиями после нее, и больше ему туда путь был закрыт, хотя тот был и рад…
Они вставали рано, с воплей и пинков менеджера(будильник вообще действовал только на Кёна, а сам Пак не мог других добудиться), когда он приезжал за ними. Завтрака обычно не получалось, ну максимум кто то успевал запихнуть кусок булки в рот и давиться уже в фургончике кофеем, некоторые даже умываться успевали только в студийных туалетах… некоторые умудрялись и в пижамных штанах уехать… а некоторые(как «продуманный»Зико!) спали в одежде с вечера!
Их всех распихивали по студиям, и собирали потом на обед(а то и закидывали пакеты с едой им в студии и ели они, кто где приходится, как то Ан наткнулся на Пио с Тиэлем, которые сидели прямо в коридоре и давились своими йогуртами— всех посадили на диету(хотя некоторых так то вообще наоборот надо откармливать! Особенно лидера-Джехе уже становилось страшно смотреть на него.) Ближе к вечеру их сгоняли на танцевальную тренировку и там уже до последнего, пока тренер не скажет божественное— «На сегодня все!»и все не валятся на пол, пытаясь отдышаться и унять дрожь во всех мышцах, которые по ночам еще и сводит… некоторые в душ уже ползли.
Поздними вечерами, уже в общаге, если хватало сил, они собирались у телевизора, жуя то, что умудрялось выпросить у «злобного» менеджера, со слезами на глазах и подвываниями желудка. Они все сгружались в маленькой гостиной, кто в креслах, кто на диванчике, кто прямо на полу и смотрели всякую фигню, лишь бы отвлечься от общего перенапряжения. Они смотрят передачи, фильмы— ржут, комментируют, пародируют, валяют дурака(особенно конечно Зикои Пио!). Когда попадают на клипы, то все вдруг подвисают и даже лидер мрачнеет и жадно наблюдает…
— Да ну! Мы круче!— вдруг выдает Зико и широко улыбается и все верят и дружно соглашаются.
В их группе, у которой даже нет названия, хотя лидер может уже и знает, но не говорит, царит атмосфера дружбы, потому как трудно всем и все знают если налажаешь сам, то налажает группа в целом, а значит надо стараться. И даже если случаются всплески агрессии:Зико+ Пио(макне старается отшучиваться, потому как бесстыдно обожает лидера), Зико +… Кён(!, Пак очень любит спорить с Зико, Кён видимо так привлекает внимание лидера на себя), а еще Зико + менеджер(самые частые ругани), Зико+ Чо(лидер не гнушается материть и продюсера, остальные конечно боятся такого экстрима!), Зико+ Квон(последний быстро ретируется), Зико не трогает только тихого и вообще не агрессивного Тиэля, хотя последний учится у макнесловоязвлению и скоро уже начинает всех подьебывать по тихому. Зико не трогает Минхека… потому как Бобм вообще не ругается, смотрит осуждающе своим молчаливым тяжелым взглядом на лидера и спокойно уходит, Ан частенько видит, как бесится от этого Зико и хватается за что нибудь тяжелое, чтобы запустить в эту наглую спину, но кое как сдерживается, опять же матерясь, как сапожник… Зико+ сам Ан… Джехе ругается редко, хотя молчать не умеет, когда его особенно достанут… Ан понял внезапно, что тоже умеет материться, хотя и не так «красиво», как лидер. Джехё вообще хоть немного отстраненный и частенько тормозящий, но в обиду себя не давал, хотя и боялся ругаться с лидером… К тому же Ан вдруг понял, что лидеру ругаться с ним «неинтересно», Зико как то быстро сдувался, как и сам Джехё… Ан сообразил таки, что иногда к лидеру проще «подлизаться», как это делали все остальные, особенно Пио— кстати макне так это мастерски делал, что был любимцем Чихо… что злило самого Джехё и Кёна. Все остальные ссорятся редко, ну только если Пио доканывает Кёнаисподтишка, Пио доканывает самого Ана, притом еще и с помощью Тиэля… ну иногда спорят Квон и Бомпиз за очередных движений в танцах… ну еще менеджер орет… на всех…
До дебюта остается пару недель, напряжение висит в группе свинцовым воздухом, что каждый вдох трудно сделать без дрожи во всем теле и ночами не можешь уснуть от мыслей… В одну такую ночь, Ан устает ворочаться и просто решает сходить в душ, пусть уже и три часа ночи… но вдруг видит полоску света. Дверь на кухню прикрыта не плотно и Джехё осторожно заглядывает и видит Зико, сидящего на стуле в его вечной манере раздолбая, спиной к двери и Кёна, который стоит рядом, оперевшись бедром об стол и попивая что то дымящееся в кружке, такая же стоит перед лидером и он ее вертит руками, но не пьет. Атмосфера какая то странная и… интимная…
— Доста-ал-о! Хо-чу-у напиться.— тихо подвывает Зико в своей манере, он даже ноет как репер.
— Не глупи.— говорит спокойно Кён.— Если дойдет до Чо…
— Да пошел он!— обрывает раздраженно лидер.
— Да и где ты возьмешь? Или у тебя тут подпольный бар?
— Неплохо бы-ы…— протягивает мечтательно Зико и чешет свои патлы под шапкой. – Можно я побью менеджера?— с надеждой.
— Нет. Он ни в чем не виноват.
— Тогда Чо… он заслужил.
— Нельзя. Или ты хочешь выкинуть в мусорное ведро все эти годы… все эти чертовы годы работы?! Хочешь снова начать все с нуля? Опять разгребать иски? Пахать за зря?.. Тебе мало последних лет?
— Хватит давить на мозг.— Зико ругается смачно, но не зло.— Просто я устал… и… я скучаю…— голос лидера вдруг дрожит и Ан впервые слышит такие интонации… это до странности задевает его.— Я та-ак скучаю… Я хочу хотя бы услышать его голос… хотя бы по телефону…
— Ты прекрасно знаешь, что все наши телефоны у менеджера… что даже с предками мы можем поговорить в строго отведенное время. И если Чоузнает… ты испортишь жизнь окончательно не только себе, группе, но и ему…
— Я просто хочу знать, все ли у него в порядке…— Зико словно вырывает из себя каждоеслово… словно говорит сквозь плотно сжатые зубы.
— Все в порядке Чихо, я уверен…
— Черт… я скоро свихнусь!..— шипит он, хватаясь за голову, Кён наклоняется и обнимает его за плечи и что то шепчет, чегоАн уже разобрать не может, но слышит тихие всхлипы…
Джехе быстро уходит, в некотором шоке и непонимании, что происходит и о чем(ком) речь… но это будоражит. Эту сторону лидера он еще не видел… сколько этих самых сторон у Зико?! Сильный, временами жесткий, талантливый трудоголик— лидер, неадекватный, безбашенный дурачок— Зико и… сломленный, тихий, злой и обреченно плачущий Чихо…

Утро наступает чересчур тихо, как то совсем неправильно… Джехепросыпается с четким осознанием что, что то не так!.. Это тревожно… Смотрит на часы— 11.00… Что за ***?! Где менеджер, почему не поднял на тренировки?! Ан в панике чуть ли не сваливается на Бомба, который даже пугается тихо, просыпаясь внезапно от таких маневров…
Ан извиняется На месте лидера нет, он даже прощупывает одеяло, а вдругЗико где-то затерялся в складках… ЗЧмхо может, такой тощий то…
Лидер находится в гостиной с Кёном. Они. почти без звука— чтобы не разбудить других, смотрят телевизор… в молчании… Ан понимает, что все плохо… очень плохо— по их деревянным(Зико это вообще не свойственно, с его то неконтролируемой мимикой) лицам, по опять же тишине (если Кён и лидер вместе— ее вообще не бывает, да и отдельно если тоже)…
— Эй… ребята…— Ан замирает на пороге, даже боясь зайти и вообще… может это такой извращенный кошмар?!Жу-утко!..
— Звонил менеджер, сейчас будет.— Кён пытается улыбаться, и Ан понимая, что тот просто «пытается», становится еще хуже.— Буди ребят… Пожалуйста.
Ан паникер… он знает этот свой недостаток, но поделать с собой ничего не может… Он судорожно, словно на дворе конец света и им нужно живо свалить в бункер, будит парней…
Менеджер в самом деле появляется минут через пять, весь подтянутый, отводящий взгляд и жующий губы… Они все сидят в гостиной, большая половина еще не проснулась, не понимает… Ан знает, он почти чувствует, видя лицо лидера, на котором читается вселенская ненависть и жажда крови, и менеджер это тоже видит, и боится… за свою жизнь… Бледный Кён, который вцепился в Зико, чуть ли не обнимаясь(парни в шоке от таких «нежностей»), явно не удержит УЧихо…
— Короче… скажу сразу и без предисловий.— говорит быстро менеджер, он явно хочет быстрее отвязаться и сбежать.— Группу распускают…
Зико рвется со своего места, Ан даже не в шоке… Кён из последних сил хватается за друга, но получает локтем в нос(лидер просто в неадеквате)… следующим прилетает менеджеру… тот видимо уже обреченно смирился и даже не пытается уворачиваться— смачный фингал ему обеспечен… если не сотрясение мозга! Зико хватают Минхек и Квон, стаскивая с менеджера, иначе лидер бы и убить мог… Менеджер быстро уползает прочь….
В комнате творится невообразимое… Кён стонет от боли, валяясь на полу и держась за нос, Пио впервые не улыбается, он просто ушел в себя и тихо сидит в углу… Тиэль в панике вертит головой, трогает за плечо макне и ничего не понимает… Квон и Минхек пытаются не получить от бушующего лидера… Сам Джехе просто в шоке, с открытым ртом и не может осознать, поверить и смириться…
Через десять минут: Зико громит дом, никто его уже не останавливает(все хотят жить), Пио раздобыл лед и прикладывает к носу Кёна, который уже плюнул на все… Все остальные забились в угол(чтобы не подвернуться под руку лидеру) и молчат, Тиэль тихо плачет, хватаясь за футболку макне… Квон тоже скрытно вытирает слезы,Минхек его обнимает…
А потом сам включается телевизор, вернее он работал, но вдруг переключился на «нужный» канал. На экране Чо, он улыбается и всем тошно до такой степени… Но все кидаются остановить Зико от раздолбления сей аппаратуры… держат его почти все, кроме постанывавшего от боли Кёна и Тиэля. Ан вдруг, неожиданно оказывается чуть ли не прижат к лидеру, так как все наваливаются сверху… они на ковре, в неоднозначной позе… Джехё это вдруг осознает и весь замирает… Лидер под ним— весь костлявый, жилистый, извивающийся, в яростной попытке вырваться, с бешенными глазами, сжатыми зубами и хрипящий опять же мат… Ана это вдруг так возбуждает, что все переклинивает… он понимает, что у него встал! Он так напуган, но даже не может слезть с Зико!... Вот сейчас лидер поймет и!..
Но все смотрят только на экран и Джехё тоже переключается…
— Думаю, вы сейчас в шоке и очень злые….— Чо явно доволен собой и это сволочь даже не рискнула сама прийти, знал, что его ждет!.. – Группа называется БлокБи, клип снимать начинаем послезавтра, после вашей имеджевой стилизации. Простите за столь жесткий момент… примите это как последнее испытание.— после отключения сообщения, все в шоке отмирали минут пять.
— Бля-ать слезьте с меня идиоты хреновы!— орет снизу Зико.— Я дышать не могу и вообще такое ощущение, что Джехё меня сейчас отымеет! Что у тебя там такое твердое в кармане?!— Ан бледнеет, сереет, краснеет… Все слазят с лидера, Ан последний и сразу скрывается в ванной, уже не слышит мат лидера, завывания Тиэля и Квона, ругань уже отошедшего Кёна, истеричный хохот макне…
Они пьют… никто не интересуется откуда вообще могло в общаге( а иногда кажется, что это чуть ли не Пентагон!) взялось соджу(даже не пиво— а водка!), их вообще не волнуют, что чуть ли не половина пьющих— несовершеннолетние… Пьет конечно больше всех лидер(кто бы сомневался!), Пио и Тиэль «уходят» почти сразу(тоже закономерность) и в обнимку храпят чуть ли не на пороге, Кён(с опухшим красным носом) только укрывает их одеялом. Квон пытается занять место макне и травит байки, чтобы разрядить обстановку… получается херово и вскоре Минхек укладывает его спать и сам заваливается рядом. Ан держится… Кён искоса посматривает на Зико, тот пьет— много, мало вообще разговаривая и явно ему уже лишку… на его вес, это вообще смертельная доза! Ануприспичивает и он кое как уползает в туалет, чуть не заснув уже там… А потом он трезвеет… сразу и… наверно пить он в своей жизни больше не будет. Никогда! В темноте гостиной он слышит и видит, хотя и с трудом… На полу две фигуры… одна на другой…
— Ду… рак… Прек-рати!— явно сквозь поцелуи, пытается отбрыкаться лидер. Кён настойчив и явно трезвее, хотя если решился на такое… Он прижимаетЗико к ковру и всего облапывает, неистово, страстно. Лидер весь извивается, чуть ли не хныча, пытаясь вылезли из под друга.
Ан понимает, что это самый страшный день в его жизни… мало «приколов» Чо, так еще и ЭТО! Его психика пошатнулась окончательно! К тому же его опять же возбуждает то, что он слышит и видит… И в тоже время ему хочется отодрать Кёна от Зико и еще и врезать Паку…. Ан громко хлопает дверью, та чуть ли не слетает с петель. Пак дергается, встревожено смотря в темноту и явно не различая Джехе, который сливается со стеной.
— Черт!..— ругается Кён и быстро слазит с лидера, тот вздыхает облегченно и пьяно, распластавшись на полу…
— О! Вы не спите?!— Ан делает удивленное лицо и выходит из убежища.— Давай помогу его оттащить к кровати. И всех остальных тоже… а то менеджер явно не будет рад парням на коврике у входа с утра…— Кён смотри на Джехе и видимо пытается понять, что тот видел…
Они в самом деле укладывают всех на места, кроме Квона— тащить на второй этаж кровати они его уже не способны и просто оставляют на диване.
— Надо еще льда приложить.— Ан кивает на нос Кёна.
— Плевать…— отмахивается Пак… так то он тоже комплексует из за свей внешности, но видимо слишком устал…

На следующее утро все опухшие, синие и Зико с Тиэлем рвет… Притом если вокалист отходит все таки быстро, то лидер… непонятно откуда в нем столько! Его выворачивает в туалете(больше никто не успевает даже зубы почистить), в фургоне(в пакет, притом всем и так херово, а от позывных лидера вообще хочется свой пакетик...), Кён стоически держит целлофан перед Чихо, хотя самому нужен гример уже из морга.
— Он не выблюет свои кишки?!— спрашивает встревожено Пио, уже в туалете студии.
— Я накормил его 20-ю таблетками активированного угля…— говорит Кён поглаживая спину лидера(он даже одевал утром Зико), согнувшегося над унитазом и вцепившегося в его ободок побелевшими от напряжения пальцами.— Но он их видимо уже выблевал… — видно, что Паку самому нехорошо, и даже боль в носу его не так сейчас беспокоит…
— Иди тоже прополощись…— говорит Джехё.— Я посторожу.— Кён видимо сдается и заворачивает в соседнюю кабинку… Пио тоже отходит с Тиэлем, Минхекизначально где то с Квоном…
— Черт! Как херово то!— лидер на коленях грязного пола туалета студии…— Блять… — вечная шапка сползает, Ан непроизвольно быстро наклоняется и сгребает волосы, а заодно и удерживает за подбородок, чтобы Зико слишком не наклонялся.— Кён… может нахер оно все?!..— видимо лидер до сих пор не понял, что с ним не Пак.— Может я и не так талантлив, как ты себе навоображал?.. А побью Чо наконец… сяду все таки в каталажку… Ипохерна какие то песни, пляски… типо я такой крутой репер, песни пишу… оно никому не нужно ведь! И пусть другие поют эти песни… тоже похер.
— Ни чего не похер!— Ан вдруг падает на колени и обнимает его за плечи, со спины, с силой и всем своим отчаяньем.— Зико— о, прощу тебя!.. Мы без тебя не сможем! – лидер весь замирает, словно каменный, видимо вдруг понимает, что это не Кён.— Ты нам очень нужен!— Ан утыкается носом в сальные волосы Зико.— Ты сможешь! А значит сможем мы!
— Я понял. — голос Зико вдруг обычный, вдруг твердый и четкий.— Отлипни от меня со своими «телячьими нежностями», а то снова тошно!..— Ан понимает его, Лидер не может быть слабым,Джехё поднимается, нехотя отпуская из объятий Зико.— Собирай всех, нужно перетереть, в то развел я тут «сопли».— Чихо поднимается с колен и в его глазах решимость.— Мать твою Кён, я даже знаю, что это ты блюешь в соседней кабинке!— вдруг смеется Зико и убирает патлы под шапку.— Надеюсь тебе все такихеровее меня, сукин ты сын!
— Однозначно-а…— рыгает Пак где то рядом.
— Значит боги есть!— ликует Зико и вдруг обнимает за плечо Ана.— Пошли все приводить в порядок «принцесса»!— наверно именно с того момента к Джехё прилипло это прозвище… Ан не понимал почему… но это лучше «грязнули группы»!
Все наладилось… мало-мальски… в общежитие все являлись по очереди, ужес новыми прическам. Джехе был доволен, он часа полтора крутился перед зеркалом… ярко рыжий Бомб его тоже поразил… НО! Когда явился лидер, все выпали в осадок… Выбритые бока и торчащий хохолок… это явно отголоски мести Чо! Сам Зико отнесся ко всему скептически и выражался только, что это гиперстильно и модно! Джехо вдруг вознамерился урыть стилистов! Но вскоре Ан понял, что ему нравится…
На следующий день были костюмы…Джехё единственно понадеялся, что клип не в стиле садомазо, судя по костюмам… А то его родители не поймут!
И вот наконец они начинают снимать клип!.. Это день фикс! То, что ждали все! Их растаскивают по студии, красят, наводят прически, до малейшей пряди… подстраивают костюмы… сам Чо присутствует, хотя держится подальше от Зико…
Когда они собираются все вместе, то не узнают друг друга и Джехё вдруг замирает… всех их изменили… и они словно нереальные куклы, но… Лидер… это было нечто! Ан теряется, он восхищенно рассматривает Зико, перед которым распыляется все стальные… Лидер крут, со своей новой прической «аля-ананасик», накрашенными глазами и охрененным костюмом, которых обтягивает его нереальнее ноги!Зикопонтуется и явно тешит свое самолюбие, которое у него вечно зашкаливает.
Они муторно снимаю клип три дня, практически не вылазят из студии, почти не спят и не едят… У них уже аварийные, невменяемые глаза и даже в короткие часы сна им снится все та же студия и мышцы дергаются, чтобы в очередной раз проделать нужное «па»… Джехё уже тошнит от этой песни, которую он с самого начала очень полюбил… Он уже не успевает смывать грим… И у них ломается вешалка от одежды, Зико с Пио пытаются ее приладить, но матерятся и наконец плюют, оставляя ворох костюмов прямо на полу… И все бы ничего, если бы в общагу внезапно не вваливается съёмочная команда, которая их снимает в последнее время постоянно. Все пугаются, одно дело когда тебя снимают в клипе, в образе и всегда можно переснять косячный момент, а другое когда снимают в жизни, к тому же уставших, да и в общаге бардак такой, что не всегда можно пройти не сломав конечности… Зикошугается больше всех, затравленно даже пытается распихать барахло… но потом плюет и просто играет на камеру «дурачка», Кён хватается за голову, пытаясь образумить друга на счет «имиджа лидера», Чихо видимо делает это специально, на зло всем и особенно Чо.
А потом Чо вдруг их всех привозит в ресторан, сам опаздывая, вместе с лидером… все их ждут с неким испугом… Но продюсер с Зико являются уже чуть под шафе, довольные и… вдруг всем понятно, что у них примирение, все вздыхают с облегчением. И Джехё уныло так же понимает, что снова будут пить, но теперь уже с согласия менеджера и самого Чо, которые пьют не меньше, если не больше остальныхи кстати вроде как запрещают пить мелким, но вскоре сами же им и наливают. Ан больше налегает на еду, им наконец то дают нормально поесть— «Мясо»!— глаза у ребят голодные, жадные и они давятся, запихивая в себя как можно больше кусков, пока есть такая возможность, а не очередная диета под названием «попробуй не сдохнуть с голодухи». Мало ест только сам лидер, зато опять пьет, видимо ему было мало, что он недавно чуть кишки свои не выплюнул. Атмосфера ненормального веселья, видимо все выпускают пар. Зико сидит рядом с Чо и они чуть ли не в обнимку быстро напиваются, Кён пытается забирать у лидера стопки, но монотонно посылается в одно направление… Ан вообще наблюдает за Паком и Чихо, Джехё думал, что лидер будет шугаться друга после… того случая на полу в гостиной… но Зико ведет себя по старому и вроде бы просто делает вид, словно ничего не было, Кёнвидимо тоже… одному Ану видимо неловко.
— Разлепите уже этих паразитов!— пьяно махает руками Чо в сторону Минхёка и Квона, которые в обнимку сидят напротив.— Иначе я за себя не ручаюсь! Вылетите оба из группы!— Кён встревоженно косится на лидера, но тот уже явно не соображает, Квон же испуганно отшатывается от друга.— Лучше бы больше тренировались в пении! А то только и умеет прыгать по сцене! Тиэля лучше раскрепостите,— мальчишка вздрагивает всем телом, услышав своё имя.— а то он на сцене, как олень в свете фар!..— Чо проходится по всем, даже Пио поперхнулся мясом, когда продюсер помянул, что тот косит под ТОПа, что вообще больная тема макне. Чо орет про «огуречноподобность» Кёна, тот бледнеет, про скрытые маньячные наклонности Бомба, реагирует на это даже больше Квон. Про слабый голос самого Ана и что тот плохо работает «лицом», Джехё подвисает… Чо не трогает только лидера, видимо даже у пьяного продюсера еще есть чувство самосохранения… Ан с «горя» напивается и уже не помнит, как они добрались до общаги…

Ан просыпается от боли в голове, с явным ощущением, что пить больше все таки не станет, потому как сомнительное это удовольствие «ужраться, забыться, а утром страдать от желания себя добить»! Джехё херово, голова раскалывается и… вдруг жарко! Он вообще привык просыпаться от сводящего до судорог холода, никакие одеяла не помогали, дыбак в общаге был делом саморазумеющимся, а обогревать они еще не довыпрашивали у менеджера. К тому же тело затекло в неудобной позе… он пытается перевернуться,открывает наконец заплывшие глаза… и офигивает! Почему Минхёк спит в его кровати?! Бомб похрапывает на животе, и Ан вдруг понимает, что это не Минхёк в чужой кровати, а сам Джехё вдруг на нижнем ярусе… Ан переворачивается и замирает, дыхание вдруг перехватывает, так как с другого бока спит лидер… Ан видит только его спину, часть ноги, все в той же вчерашней одежде и лохматый затылок, остальное под одеялом… и все это очень близко, грея бок Джехё… Ан чувствует идущий от Зико жар, и запах перегара… Джехё не может удержать порыв и тянется к Чихо, осторожно проскальзывает руками подмышками и обнимает, прижимается щекой к горячей спине… Ана вдруг накрывает эйфория! Зико что то мычит во сне, удобнее устраиваясь с руках Джехе и вдруг Ан отчетливо слышит:
— … Мино-о…— Ан весь замирает, с распахнутыми глазами…
Но тут Джехё слышит вопль— подъема менеджера, резко дергается, толкая Бомба и выскакивает из кровати.
Днем они все сгружаются к телевизору и смотрят уже смонтированный клип, сначала молча, напряженно каждый следит именно за собой, в панике отмечая сколько наделал ошибок… Но в целом все в восторге! Они наконец осознают, что вот он результат! Что все не зря! Они орут, скачут по комнате, хохочут, как дети. Джехе понимает, что сейчас расплачется…
Камбек проходит на ура!.. Чо каждый день довольно отмечает рейтинги в интернете. И наступает время доказывать… Они думали, что самое тяжелое время было до дебюта, но… Их ждет первое концертное выступление, они снова в панике, ведь теперь все их ошибки будут видны сразу, одно неверное слова или движение и… все разрушено!
За день до выступления, лидер приходит злой и матерящийся( в последнее время это стало редкостью):
— Нас обрезают!..— орет он, пиная подвернувшуюся несчастную сломанную вешалку.— Что за хрень?! Никого не трогают, кроме нас! – и они чуть ли не до утра репетируют, чтобы укоротить песню и танец…
Зико перед выступлением проверяет все сам… начиная костюмами парней, микрофоном каждого, аппаратурой и светом сцены, он разговаривает с ведущими, звукооператорами и еще с кучей людей, он везде…
Чо сидит в первом ряду зрительного зала и всем понятно, что он напряжен не меньше самих ребят. Чо вообще впервые взялся за продюсирование, он вложил в них практически все свои деньги, сил и вообще… он даже переругался с организаторами из за «обрезки».
Ан грыз ногти от волнения и через каждые пять минут заглядывал в зеркало, проговаривал свои слова и вспоминал движения… Тиэля трясло и он пил успокоительное, Пио повторял свой речитатив, Кён сидел в каком то ступоре… Бомб как всегда спокоен, Квон идет пятнами и кусает губы… Зико серьезен, как никогда, его губы плотно сжаты и он не может сидеть на месте.
Они выступают хорошо, ошибки которые они даже и допускают, никто особенно не замечает, адреналин кипит в крови, залетев за сцену, они орут и скачут друг на друга в восторге.
Наступает бешенное время, но они довольны, они счастливы…
С ними снимают реалити шоу, и они едут на выступление, и Джехё вдруг замечает что в группе какое то напряжение… и это явно не из за сьемок или концерта. Нервничает Квон, Пио шутит как то рассеянно и невпопад, но больше всего тревожат АнаКён и лидер… Зико на взводе, он весь дерганный, какой то злой и не желает ни с кем говорить, Кён тоже молчалив и с опаской посматривает на друга. Уже перед самим выступлением, уже в костюмах и гриме они сидят в ожидании в комнатке… Менеджер почему то сторожит их и никуда не выпускает… И тут вламывается съемочная группа, что то восторженно втирая про «неожиданную встречу», про то, что сегодня с ними тут же выступает еще какая то группа и в комнату входят трое парней в ослепительно белых костюмах… И вот тут то в комнате происходит совсем непонятное Ану, первый вскакивает лидер, Кён дергается и поднимается следом на его лице паника… Джехе никогда не видел таких эмоций у Зико… лидер растерян, зол, его глаза круглые от шока и он как то странно дергается, словно хочет сделать шаг то ли вперед, то ли наоборот отступить…
Пио тоже подскакивает и замирает, Квон подается вперед, но его держит Бомб.
Ан в непонимании переводит взгляд на вошедших, они переминаются с ноги на ногу и вдруг один делает нерешительный шаг вперед, он бледен, чуть ли не сливаясь с костюмом, у него аварийные глаза и он словно вцепился взглядом в Зико… Ан ощущает повисшее в воздухе электричество…
— П… привет!— выдавливает Кён.
И тут Джехё вообще приходит в полный шок… Зико вдруг отворачивается, его плечи вздрагивают и… все отчетливо слышат всхлипы, которые он пытается сдержать из последних сил. Джехё резко встает, Кён в полной растерянности, и тут Ан видит слезы и у парня в белом… следом рыдает Квон и даже… Пио!
В общем безумии парень в белом порывается кЗико и обнимает, и они куда то спешно, под общий шумок, уходят… Джехе не может удержаться и выскальзывает следом, они его не видят заворачивая в какую то полутемную комнату и даже толком не закрыв дверь… так как очень увлечены друг другом… УДжехе встают волосы дыбом!.. Они целуются… парень прижимает Зико к стене с силой, они трутся друг об друга, постанывая сквозь поцелуи и слезы, цепляются друг за друга… И лидер явно не сопротивляется, как в случае с Кёном, Зико весь страстно изгибается под парнем… Это так… жарко, что Джехё невольно сглатывает и чувствует по позвоночнику волну возбуждения…
— Ан…— он вздрагивает, застигнутый врасплох, он краснеет, бледнеет… и не знает куда деться.— Пошли…— Кён прикрывает плотно дверь, за которой остаются эти двое.
— Что?!— Ан не понимает реакции Пака.
— Пошли поговорим.— Кён уставший, спокойный и… расстроенный. Они останавливаются в конце коридора, у окна, Пак прислоняется спиной к стене и трет шею…
— Кто… кто это?— Джехе нужны ответы, он так запутался и вообще в шоке, что просто скоро взорвется.
— Видит бог я не хотел, чтобы ты узнал…— Кён печально улыбается.— Это Мино…
— Мино?!— Джехе словно разряд тока пронзает при этом имени, которое он уже слышал… тогда, утром.
— Да. Я все расскажу тебе. – он вздыхает.— Ты же знаешь, что с Зико мы знакомы еще со школы… наверно даже почти с рождения.— ухмыляется чему то своему Кён.— Мы всегда были друзьями… Он лидер был даже в школе… популярный, наглый… я ботан, но он присматривал за мной… мы вместе тренировались в репе с самого детства… Всегда вместе… а потом он попал в агентство, не это, другое… долго там торчал, пахал на них, писал песни другим, его использовали по полной программе… он понял это поздно, захотел добиться прав на свои же песни… короче его выгнали с треском еще и судится он до сих пор… А потом мы попали к Чо… Зико тогда и меня протащил… Мы стали создавать новую группу, Зико, я, Пио, Квон и… Мино… Мы с самого начала были все вместе… потом уже, намного позднее, привели Тиэля и Минхека… А потом… Чо просек про Зико и Мино… был жуткий скандал… ты не представляешь… Зико и Чо очень сильно разругались, все думали, что группу распустят… И потом Чо убирает Мино… и приводит тебя… — Джехё в таком шоке, что скользит по стене спиной и садится на карачки.— ты наверно заметил реакцию на твое появление… ты был не виноват, это я и объяснял Зико… Ты даже не знал. Ты должен понять… Чихо даже не разрешили поговорить с Мино… мы долгое время вообще не знали что с ним… Зико очень переживал, но держался… Но сейчас понятно, что с Мино все хорошо… он в другой группе… и…
— А как же… ты?— вдруг смотрит Джехе на Кёна.
— Я?— не понимает Пак.
— Я думал…
— А-а… ты все таки видел…— еще более печально опускает глаза Кён.— Нет… Я и Зико только друзья… тогда… я просто перепил… — Ан не верил.— Зико… очень любил Мино. Любит… Он вообще так то всегда был бабником… встречался, кидал, его кидали, но все легко и на следующий день он их забывал… но не Мино.
— А я занял его место в группе…— осознание этого настолько переворачивало все в душеАна, что становилось трудно дышать…
— Ты не виноват Ан. Мы в таком положении, что следует выбирать… или любовь или сцена… Чо в принципе правильно сделал… если бы общественность узнала об этом… если бы они когда нибудь попались… это стало бы полным крахом! Ты знаешь что ДБСКа распались из за этого?— Джехе в шоке посмотрел на парня.— Юнхо-хен и Джеджун-хён попались… и вот результат… а ведь они были очень знамениты и значимы, но и это не остановило, и теперь им приходится работать в разных группах и полный запрет на встречи и даже звонки... Хотя конечно мало кто знает, что случилось на самом деле. Есть и другие группы…Да фансервиссейчас популярен, но на то он и фансервис— что он фальшь, игра на публику, шутка ради популярности, но у него есть точные границы, перейдя которые потеряешь все. Общественность не примет… осудит, опорочит и растопчет… Так, что… иди Ан… к ребятам, успокой там всех… а я… посторожу...
Джехе шел в гримерку в трансе, пытаясь осмыслить все, переварить… понять. Кён остался там… у той самой двери, просто охраняя… Ан поражался ему… И боялся представить, что происходит в той самой комнате… По Джехё прошлись мурашки. К тому же он теперь понял, почему изначально так к нему отнесся лидер… да сам Ан на его месте бы себя возненавидел! А Зико принял, помогал и относился, как и ко всем остальным… А ведь ему самому было так… тяжело…
В гримерке уже все приходят в себя, Минхек успокаивает Квона, Пио возвращается из туалета, уже умытый и ему вновь накладывают макияж… Парней в белом уже нет. Джехё садится в самый угол и уходит в себя… на душе у него так тяжело, что хочется все бросить и просто уйти, побыть одному… но уже через тридцать минутдолжно быть выступление! А Кёна и Зико нет! Они появляются уже минут через десять… видно что Зико только, что умылся и гримерша охает, сразу подгребая его, намалевывая снова и приводя в порядок растрепанные волосы… Чихо в некой прострации он словно дико уставший, тихий и… не идет на контакт, он глубоко в себе. Кён оберегает его, сидит молчаливо рядом… Джехе видит на шее Зико засосы, которые быстро замазывают тоналкой, Ан непроизвольно краснеет и пытается не представлять и не вспоминать откуда они… но не может… картина ярко стоит перед глазами— весь изогнувшийся Зико, заломленная длинная шея, влажная кожа, приоткрытые полные губы, зажмуренные глаза, судорожные движение… в ушах стоят жаркие стоны лидера, его тяжелое возбужденное дыхание… Ан пытается отогнать эти образы, итак штаны уже узки… И вдруг понимает, что утопает во всей этой истории… словно в трясине, он погружается в жизнь именно лидера… вроде бы Ан практически не играет никакой роли в этой жизни Зико, всего лишь согрупник, который отобрал место у его возлюбленного… но… он просто погряз и сам Чихо видимо даже не в курсе этих переживаний… Лидер не видит не чувств несчастного Кёна— они просто ему не нужны, обуза, не видит Ана с его мытарствами… Для Зико важно— работа… и теперь Ан понял, что на втором месте этот самый таинственный Мино, о котором Джехе знает только имя и, что он трагический и запретный возлюбленный их лидера… и они в разных группах… и наверно этот Мино ненавидит самого Ана… так как тот занял его место… Ну и возможно на третьем месте дружба… видимо например Кён с этим смирился… у него в принципе не было выбора, или это, или никак, третьего варианта не дано…